Экспертиза или пропаганда как ферросплавить репутацию

Размещенный посреди июля на одном из информсайтов материал

«Метпредприятия обязаны импортировать ферросплавы из-за нерыночной политики группы «Приват»» за подписью профессионала рынка ГМК Александра Макарова является приятным примером роскошного манипулирования цифрами и фактами. Заместо анализа ситуации на украинском рынке ферросплавов мы получили набор пропагандистских приемов, использующихся для распространения инфы, выскажемся так, не стопроцентно отражающей реальность.

Приемы эти, используя терминологию американских профессионалов, звучат так –

«навешивание ярлычков», «блистательная неопределенность», «перенос», «ссылка на авторитеты», «игра в простонародность», «подтасовка» и «фургон с оркестром».

«

Навешивание ярлычков»

«

Группа «Приват» монополизировала рынок ферросплавов», – следует из этого текста, – подразумевая, разумеется, украинские феррозаводы, контролируемые компаниями, которые принято считать аффилированными с учредителями «Приватбанка». При всем этом ознакомленные лица знают, что наикрупнейшее предприятие отрасли – НЗФ – в не наименьшей степени работает в интересах другого видного украинского предпринимателя, тоже связанного с Днепропетровском.

Таким макаром, обвинения о монополизации рынка в адресок абстрактной

«Группы «Приват» абсурдны, ведь таковой группы в природе не существует.

Вобщем, основная неувязка тезиса о монополизации рынка состоит в том, что он не соответствует фактическим данным. По данным Госстата, в 2011 г. завезенные из других стран ферросплавы суммарно занимали 54,44% российского рынка этой продукции, т.е. больше половины? При этом за прошедший год импорт вырос в 2,4 раза и продолжает расти в 2012 г.

«

Подтасовка» №1

В обозначенной статье приводятся некие цены на украинские ферросплавы, и утверждается, что на экспорт они идут, типо, в 1,3-1,7 раза дешевле глобальных цен, зато российским меткомбинатам предлагаются в 1,7-2,2 раза дороже. Дескать,

«ферросплавы на экспорт проходят через украинскую таможню по $900/т при реальной мировой стоимости в $1,2-1,5 тыс. Украинским же метпредприятиям «Приват» предлагает закупать ферросплавы по $1,5-2 тыс.».

Как досадно бы это не звучало, заместо ссылки на источник инфы написано просто –

«по данным Макарова». Хоть какой эксперт знает, что существует огромное количество видов и видов ферросплавов, и любой из их имеет свою стоимость. Реальные рыночные цены узнать нетрудно – просто свериться с знатными международными профильными изданиями, владеющими высочайшей деловой репутацией, такими CRU Monitor Bulk Ferroalloys, Metal Bulletin, Ryan’s Note, The TEX Report.

А. Макаров, не конкретизируя, о каких конкретно ферросплавах речь идет, в каждом из случаев показывает цены различных видов и видов. Неубедительно. Если взять для примера авто, то он ассоциирует цены на

«Дэу» с «Тойотой», при этом без указания определенной модели, и возмущается – отчего же такая разница?!

А сейчас о реальных ценах на ферросплавы. Например, в мае 2012 г. комбинат

«Азовсталь» импортировал из Кореи 500 т силикомарганца по $1481/т, и в тоже время брал у НЗФ силикомарганец по $1382/т. ММК им. Ильича импортировал 200 т силикомарганца из Кореи по $1414/т и 2000 т из Норвегии по $1370,2/т, при всем этом, брал силикомарганец у НЗФ по $1368/т. ДМЗ им. Петровского импортировал из Грузии 205 т силикомарганца по $1649,34/т, и 205 т по $1580,6/т, что выше цен украинских производителей.

По всей видимости, профессионалу эта беспристрастная информация просто была не нужна – не укладывалась в тезис статьи.

«

Подтасовка» №2

«

Группа «Приват» просит от украинских метзаводов подписания длительных контактов», – сокрушается эксперт. Забыв упомянуть, что подписание длительных договоров является интернациональной практикой. В длительных договорах заинтересованы как поставщики, так и потребители – это возможность длительного планирования производства, отсутствие необходимости каждомесячного поиска поставщиков/потребителей продукции, каждомесячной контрактации и обсуждения критерий договоров купли-продажи, и возможность прогнозирования ценообразования на будущие периоды.

Что касается цены продукта – то это, как понятно, предмет договоренностей торговца и покупателя, но конкретно длительные договоры позволяют внести максимум объективности в процесс ценообразования – благодаря применению формулы определения цены.

Есть два главных подхода к

«формульному» ценообразованию при длительных договорах. 1-ый – заблаговременно согласованная сторонами базисная стоимость ферросплавов меняется на величину корректирующего коэффициента, который формируется исходя из сравнительной динамики цен на ферросплавы на рынках ЕС, США, Китая согласно данных, к примеру, журнальчика CRU Monitor Bulk Ferroalloys (либо другого, который устраивает стороны), взятых за два ближайших месяца к периоду, на который рассчитывается цен. Другими словами, стоимость в июле этого года будет зависеть от цен, которые были зафиксированы на вышеуказанных рынках в июне и мае. Приобретенная стоимость корректируется на доплату (либо скидку), зависящую от заказанного меткомбинатом гранулометрического и хим состава ферросплава (тоже обсужденную в длительном договоре). А еще тому либо иному меткомбинату часто предоставляется дисконт, зависящий от объемов закупаемых ферросплавов.

2-ой подход проще и заключается в последующем: стоимость поставки в данном месяце длительного договора равна спотовой стоимости соответственного ферросплава, размещенной, скажем, в том же CRU Monitor Bulk Ferroalloys. Понятно, что идет речь о ближнем номере журнальчика к периоду поставки ферросплава.

Резюмируем - самое принципиальное преимущество работы по длительным договорам состоит в исключении личного фактора при формировании цены ферросплавов. Формирование и изменение цены происходит зависимо от динамики цен на рынке, определяемой знатным интернациональным изданием.

Применительно к Украине, ситуация с контрактованием смотрится последующим образом: одни метпредприятия (группа

«Метинвест», компания «Промышленный Альянс Донбасса», «АрселорМиттал Кривой Рог» и др.) работают на основании длительных договоров, 2-ые (к примеру, входящие в компанию «ИНТЕРПАЙП») – на базе квартальных договоров. Вобщем, есть несколько компаний («Днепроспецсталь», ДЭВЗ), работающих по спотовым месячным договорам. И феррозаводы работают с ними по короткосрочным договорам, совсем не требуя перехода на длительные.

«

Подтасовка» №3

А вот в том, что украинские ферросплавные фабрики

«импортируют руду, добытую на ГОКах в Австралии и Гане», А. Макаров прав. По сути, еще из ЮАР, Бразилии, Габона, но сущность не в этом.

Украина вправду располагает большенными припасами марганцевых руд, которые добывают на Марганецком и Орджоникидзевском ГОКах, и употребляют для производства ферромарганца, марганца железного, силикомарганца и т.д. Но качество российскей руды иногда оставляет вожделеть наилучшего, потому для выпуска ферросплавов, владеющих высочайшими высококачественными чертами, нужно добавлять руду более высочайшего свойства. Ее-то и ввозят из-за рубежа. На данный момент соотношение применяемых привезенных из других стран и российских марганцевых руд составляет, в среднем, 50 на 50. При этом, ввезенная руда нужна не только лишь для производства ферросплавов, идущих на экспорт, – украинские металлурги также ужесточили требования к ферросплавам по содержанию в их фосфора. Чтоб стопроцентно удовлетворить их запросы, руду приходится импортировать, добавляя ее при производстве к руде российскей добычи.

Таким макаром, в этом случае А. Макаров, который ранее давал полностью грамотные комменты по ситуации в ГМК, из правильной инфы делает неверный вывод.

«

Блистательная неопределенность»

«

Если приглядеться к происходящему на рынке, становится все понятно», – заявляет в обозначенной статье эксперт. И на этом все, без уточнения – кому понятно? что конкретно понятно?

А меж тем, с перспективами как ферросплавной отрасли, таки ГМК в целом, далековато не все понятно. Украинская металлургия переживает не наилучшие времена: спрос на металлопродукцию сократился, создание падает, цены не вырастают, убытки растут. Очень непростая ситуация складывается на глобальных рынках. Легко представить, чем это может угрожать нашей металлургии, практически 80% продукции которой идет на экспорт. Уже за I-е полугодие 2012 г., в сопоставлении с этим же периодом 2011 г., создание ферросплавов в Украине сократилось на 15,9%, тогда как их импорт продолжает расти.

К огорчению, правительство фактически ничего не сделало для того, чтоб российские металлурги не настолько очень зависели от конъюнктуры забугорных рынков. Спрос на русскую металлопродукцию со стороны металлопотребляющих отраслей маленький. На внутреннем рынке потребляется менее 20% выпущенной в Украине продукции темной металлургии. Хотя ничто не мешает брать металл конкретно у российских металлургов, тем паче, госмонополии реализуют много масштабных инфраструктурных проектов. Пока же происходит все напротив: к примеру, в 2011 г. мостовые конструкции, укрепления и т.д. железнодорожники и строители завозили из-за границы. В январе сегодняшнего года на заседании Кабмина премьер-министр заявил о необходимости обеспечить значимый рост внутреннего спроса на продукцию российскей металлургии, и поручил Минэкономразвития и министерствам, в компетенции которых находятся реализующиеся масштабные инфраструктурные проекты, требующие огромных объемов металла, сделать механизм приоритетного использования в этих проектах российского металла. Говорилось и о необходимости разработки мер по стимулированию роста внутреннего спроса на металл. Что-то изготовлено? Вопрос риторический…

Как досадно бы это не звучало, обо всем этом умолчал А.Макаров, в упомянутой статье практически переквалифицировавшийся из аналитика в пропагандиста, поставив под колебание свою репутацию как квалифицированного профессионала.

«

Фургон с оркестром»

И

«на закуску»: «По воззрению аналитика, одолеют в противоборстве метзаводы». Создается воспоминание, что украинские металлурги дружно, единым фронтом бьются с украинскими же ферросплавщиками.

К счастью, не вся украинская металлургия находится в одних руках, потому схожее пока нереально.

Сейчас каждое метпредприятие отстаивает свои интересы, и отыскивает экономическую выгоду только себе.

Попытка же сделать видимость

«противоборства» меж металлургами и поставщиками сырья и полуфабрикатов очевидно работает на интересы импортеров ферросплавов, которые желают «прибрать к рукам» украинский рынок, и много уже в этом преуспели.

При всем этом муниципальные органы со спокойствием достойным наилучшего внедрения глядят на засилье импортеров на внутреннем рынке ферросплавов. Министерство экономического развития и торговли не реагирует на факт роста импорта ферросплавов в 2011 г. в 2,4 раза (в сопоставлении с 2010 г.). Здесь бы применить нормы ВТО, согласно которым повышение импорта на 5% в год дает право на введение ограничений, но складывается воспоминание, что МЭРТ не считает собственной задачей защиту интересов украинских товаропроизводителей.

Follow us